Небо и все сущее под ним кружится в бурлящем водовороте, люди

МАБУ

Гуань Инь-цзы

Гуань Инь-цзы

Гуань Инь-цзы

Небо и все сущее под ним кружится в бурлящем водовороте, люди и дела их переплетены и смешаны; всё находится в непрестанном коловращенье и взаимопроникновении - кажется, вот оно, но вот уже и исчезло.


Говорить о нем - дуть на отражение, думать о нем - резать пылинки. То, что нельзя содеять и разделить, называют Небом, судьбой, духом, изначальным, все же вместе - Дао.


Мудрецы пекутся о возвышенном и забывают о низменном. Толпа печется о низменном и забывает о возвышенном. Только совершенномудрые равно пронизывают и возвышенное, и низменное.


Слова подобны журчанию источника; действия подобны полету птиц; учение подобно попытке схватить отражение; познание подобно размышлениям во сне. Зная это, не успеешь и вздохнуть, как наступит единение с Дао.


Если рыба не хочет быть, как все рыбы, она выбрасывается на берег и погибает. Если тигр хочет покинуть стаю, он идет в город и попадает в клетку. Мудрые не отличаются от обычных людей, и поэтому другие не могут схватить их.


Мое Дао подобно пребыванию в темном месте. Находясь на свету, нельзя ничего увидеть в темноте. Пребывая же в темноте, увидишь всё, что находится на свету.


Если рыба не хочет быть, как все рыбы, она выбрасывается на берег и погибает. Если тигр хочет покинуть стаю, он идет в город и попадает в клетку. Мудрые не отличаются от обычных людей, и поэтому другие не могут схватить их.


Мудрый не различает между пребыванием в Дао и отстранением от него. В том, что Дао нет - залог того, что Дао есть. В том, что мудрый не держится за Дао - залог того, что он не потеряет Дао.


Вне присутствия Дао нельзя говорить, но то, о чем поведать нельзя - это Дао.


То, что плывет, - это лодка. Но то, благодаря чему можно плыть, - это вода, а не лодка. Размышление - это разум. Но то, благодаря чему можно размышлять, - это воля, а не разум.


Не оценивай совершенных мудрецов по их делам - ведь Дао бессловесно. Не оценивай совершенных мудрецов по их возможностям - ведь Дао пребывает в недеянии. Не оценивай совершенных мудрецов по их внешности - ведь Дао не имеет облика.


Есть люди, гнушающиеся жизнью и смертью и благодаря этому возвысившиеся над ними. Разве это не великое горе?! Разве они не похожи на призраков, созданных искусством магии? Их именуют «нечистью-яо».


На жизнь и смерть я смотрю как на руку у коня или на крылья у буйвола. В самой основе мира нет ни наличия сущего, ни тем более его отсутствия. Вот вода и огонь: намереваясь повредить им, никто не может ни сжечь их, ни утопить.

Умеющий стрелять учит других искусству стрельбы из лука, но не учит, как стать стрелком И. Знающий судовождение учит корабельному делу, но не учит, как стать силачом Ао. Умеющий владеть своим сердцем учит умению владеть сердцем, но не учит, как стать совершенномудрым.


Мое Дао подобно мечу. Обращая меч против других, извлечешь выгоду для себя. Хватаясь за меч руками, поранишься.


Горшечник может создать тысячи горшков, но ни один горшок не может создать горшечника или навредить ему. Дао может создать десять тысяч вещей, но ни одна вещь не может ни создать Дао, ни уничтожить его.


Мудрый знает, что сознание едино, вещи едины, Дао едино, и все они объединяются в одно. Он не меряет неизменным изменчивое и не ущемляет изменчивым неизменное.


Стрельба из лука, игра на цине или игра в шашки - все эти искусства невозможно постичь в одно мгновение. Только Дао не имеет ни форм, ни правил, и его можно постичь в одно мгновение.


Одна искра может спалить десять тысяч вещей, но когда исчезнут вещи, где пребывать огню? Одно мгновение Дао может обратить в небытие десять тысяч вещей, но когда исчезнут вещи, где же пребывать Дао?


Чтобы убрать вещи, которые наполняют мир, нужно опорожнить сосуд, вмещающий их. Всё, что есть и чего нет там, находится здесь, а не там. Мудрый не устраняет мир, а устраняет знание о нем.


Следуй формам вещей вокруг себя. Будь текуч, как вода, покоен, как зеркало, отзывчив, как эхо и невозмутим, как тишина. Не стремись опередить других, но неотступно следуй за ними.


Мудрый не отличается от других тем, как он говорит, мыслит и действует. Но тем, что он никогда не говорит, не действует и не размышляет, он отличается от других.


Облака плывут и птицы кружат в пустоте небес. Благодаря пустоте превращения могут совершаться без конца. Таково Дао мудрого.


Умей прозревать семена жизни и и жить вечно. Умей забывать семена жизни и оставлять жизнь. Вот что такое Дао.


Не стремясь навстречу приходящему и не влачась вслед за уходящим, можно жить одной жизнью с истоком Неба и Земли, в котором нет ни прошлого, ни настоящего.


Если знать, что сознание не является вещью, тогда поймешь, что и вещи не являются вещами. Если знать, что вещи не являются вещами, тогда поймешь, что и Дао не является вещью. Тогда не будешь преклоняться перед великими свершениями и изумляться глубокомысленным речам.


Мудрый соединяется с небесным в себе. Он не доискивается до Дао и не привязан к вещам. Во всех путях - один и тот же путь. Не следовать Дао - вот Дао. Следовать ему - значит покоряться вещам.


Если в сознание закрались мысли об успехе и неудаче, демоны разума завладеют им. Если в сознание закралась похоть, демоны распутства завладеют им. Если в сознание закралась тревога, демоны отчаянья завладеют им. Если в сознание закралась распущенность, демоны одержимости завладеют им. Если в сознание закрались мечты о вкусной еде, демоны чревоугодия завладеют им.


Глиняные куклы бывают мужчинами и женщинами, дорогими или дешевыми. Они сделаны из земли и, когда разобьются, снова уйдут в землю. Таков человек.


Глаз, всматривающийся в себя, ничего не видит. Ухо, вслушивающееся в себя, ничего не слышит. Сознание, внимающее себе, ничего не осознает.


Достойные люди видят скрытое, но не могут довериться переменам. Мудрый доверяет переменам, чтобы пребывать в неизменном.


Суть событий - в самих событиях, и слова о них имеют смысл. Суть Дао - не в Дао, поэтому слова о нем бессмысленны.


Тот, кто достигает вершины мудрости, знает, что мудрость никогда не охватит собой весь мир. Поэтому он предпочитает простодушие. Тот, кто достиг вершин красноречия, знает, что красноречие никогда не раскроет сути всех вещей. Поэтому он говорит без прикрас. Тот, кто достиг вершин храбрости, знает, что храбрость никогда не одолеет всех людей. Поэтому он скромен.


Обыкновенные люди привязаны к тому, что находится вовне. Достойные люди привержены тому, что находится внутри. Мудрый знает, что и то, и другое - неправда.


Обыкновенные люди видят то, что проТот, кто вглядывается в кончик волоска, не заметит, как велик мир. Тот, кто видит большое, не увидит малого. Тот, кто вслушивается в шорохи, не услышит, как грохочет гром. Тот, кто слушает гром, не услышит тишины. Тот, кто ищет близкое, не заметит далекого. Мудрый ни на что не смотрит и поэтому все видит. Он ничего

не слушает и поэтому все слышит.