Заблуждаются и те, кто утверждает, что небо и земля рухнут

МАБУ

Ле-цзы афоризмы

Ле-цзы

  • Заблуждаются и те, кто утверждает, что небо и земля рухнут, и те, кто утверждает, что они не рухнут. Рухнут или не рухнут — откуда нам знать? Живые не знают мертвых, а мертвые — живых, пришедшие не знают ушедших, а ушедшие — пришедших. Так стоит ли о том думать — рухнет или не рухнут?!
  • Когда на что смотрят — видят всегда и перемены. Ты развлекаешься непривычностью вещей, не ведая, что и сам ты непривычен. Стремишься странствовать во внешнем, не ведая, что стремиться надо заглянуть в самого себя. Тот, кто странствует во внешнем, ищет совершенства в вещах. Тот, кто заглянул в самого себя, находит удовлетворение в себе самом.
  • Воля у тебя крепкая, а жизненная сила слаба. Вот почему ты достаточно силен в замыслах, но слаб в их исполнении.
  • Когда вся деревня меня хвалит — не считаю это славой. Когда хулит целое царство — не считаю это позором. Когда обретаю — не радуюсь, теряю — не печалюсь. На жизнь гляжу как на смерть, на богатство — как на бедность. На человека — как на свинью, на себя — как на чужого.
  • Все сущее различается в жизни и уравнивается в смерти. Пока живем, есть среди нас мудрецы и глупцы, знатные и низкие. А после смерти — смрад и гниль, распад и разложение, и это всех уравнивает. Умирают и в десять лет, умирают и в сто. Истлевшие кости все одинаковы, и кто разберет — где чьи.
  • Человек, исполненный веры, способен разжалобить вещи, подвигнуть небо и землю, растрогать духов и богов. Он может из конца в конец пройти Вселенную, и ничто его не остановит — не то что там пропасть, вода или пламя.
  • Холод и жар в тебе неумеренны, пустоты и плотности несоразмерны. Болезнь эта — не от Неба и не от духов. Причины ее — недоедание, обжорство, похоть, заботы и праздность. Недуг твой серьезен, но излечим.
  • Бывает, что человек и знает средство, да не может им воспользоваться. Бывает и так, что может воспользоваться, да не знает средства.
  • Благодаря щедротам государя мы имеем возможность есть грубые овощи и жесткое мясо, ездить на норовистых конях, в тряских повозках — и то умирать неохота. А что же говорить о государе!
  • Сдерживаемые наказаниями и поощряемые наградами, подхлестываемые честолюбием и удерживаемые законами, в суете и тревогах соперничаем друг с другом за миг пустой славы и домогаемся посмертных почестей. Чем же мы отличаемся от колодника в тяжких оковах?
  • Люди древности знали, что жизнь внезапно приходит, знали, что смерть внезапно уносит, — и потому во всем, что ни делали, слушались сердца; не шли наперекор естественным стремлениям, не чурались житейских радостей — потому и слава их не прельщала, и наказания из не настигали.
  • То, к чему влекутся и от чего отвращаются пять чувств, и в древности было таким же, что и ныне. Покой и беспокойство для четырех конечностей и в древности были те же, что и ныне. Муки и радости и в древности были те же, что и ныне. Всё это уже слыхали, всё это уже видали, всё это уже испытали.
  • Бои не был лишен желаний, однако, следуя чистоте, довел себя до голодной смерти. Чжань Цзи не был лишении страстей, однако, кичась целомудрием, обрек себя на одиночество, не продлив рода.
  • Если уж живешь — то отдайся жизни и претерпи ее, и в ожидании смерти изведай все ее желания. А придет время умирать — отдайся смерти и претерпи ее, изведай все ее пути и дай ей волю до конца. Всему отдайся и всё претерпи — и не пытайся удлинить или укоротить жизненный срок.
  • Слыхал я, что рыба, глотающая корабли, не заплывает в протоки, а высоко воспаряющий лебедь не сядет на илистый пруд. Почему? Потому, что предел их далек! Почему древний колокол не может вторить шумной пляске? Потому, что звуки его размеренны и величавы. Кто справится с большим — не справится с малым. Способный на великий подвиг не совершит малого.
  • Существует четыре причины, мешающие людям спокойно жить. Первая — желание долголетия. Вторая — жажда славы. Третья — стремление получить должность. Четвертая — жажда богатства.
  • Тот, кто в расцвете красоты, — заносчив, тот кто в расцвете сил, — необуздан. С такими нельзя говорить об Учении. Пока у них не появилась проседь, не стоит и толковать с ними.
  • Чем выше мой титул, — сказал Синьшу Ао, — тем скромней мои желания. Чем больше должность — тем смиренней мое сердце. Чем обильней жалованье — тем щедрее мои раздачи.
  • Всякий, кто удачно выберет время, преуспеет. Всякий, кто его упустит — пропадет. Нет среди законов таких, чтоб всегда были правильными, и нет среди деяний таких, чтоб всегда были ошибочны. То, что годилось прежде, ныне могут и отвергнуть. А то, что отвергли ныне, позже может и пригодиться.
  • Добро творят не ради славы — но следом приходит и слава. Стремясь к славе, не ждут выгоды — но следом приходит и выгода. Стремясь к выгоде, не ожидают тяжбы — но следом приходит и тяжба. Вот почему достойный муж, творя добро, должен быть осмотрителен.
  • Как только вступаю в поток, весь отдаюсь ему и вверяюсь. Так и следую за ним до конца. Отдавшись и вверившись, располагаю свое тело в волнах и течениях, не смея своевольничать. Вот почему могу войти в поток и снова выйти.
  • По законам естества нет бессмертия. По законам естества не долголетия. Жизнь не сохранишь, дорожа ею, тело не укрепишь, даже если его бережешь. Да и на что она — долгая жизнь?