Багуа-чжан является одним из трех классических «внутренних» стилей китайского ушу

МАБУ

БАГУА-ЧЖАН

Багуа-чжан является одним из трех классических «внутренних» стилей китайского ушу. «Ба Гуа» в переводе означает «восемь триграмм». Этот термин относится к восьми базовым принципам, описанным в древнем «Каноне перемен». В данном случае его использование означает, что стиль является физическим Отражением этих восьми принципов, что его базовые положения соответствуют восьми триграммам, а переходы между ними — описанным в «Каноне перемен» взаимопревращениям триграмм. «Чжан» переводится как «ладони» и означает, что в этом стиле предпочитают использовать ладони, а не кулаки, как в других стилях боевых искусств.

Кто, когда и где придумал багуа-чжан — неизвестно. Массы о нем узнали сравнительно недавно, и произошло это в общем-то случайно. Предание связывает рассекречивание этого стиля с именем Дун Хайчуаня (1796—1880) из уезда Вэньань провинции Хэбэй. Дело было в 20-х гг. XIX в. Он владел эрланцюань (кулак Эрлана; Эрлан — богатырь из древнекитайских мифов) и считался неплохим бойцом. Отправившись путешествовать в поисках живущих в глухих местах мастеров боевых искусств, он в конце-концов добрался до расположенной в провинции Аньхой горы Цзюхуашань. Заблудившись в лесу, он случайно наткнулся на молодого даоса, ходившего кругами вокруг сосен. Дун Хайчуань сразу увидел, что тот занимается тренировкой боевого искусства, но не понимал, зачем это делается столь вычурным образом, и рассмеялся. Оскорбленный даос заявил, что они должны померяться силами. Дун Хайчуань согласился, рассчитывая преподать хороший урок. Они вышли на полянку и бой начался. Однако какие бы мощные удары не наносил Дун Хайчуань, сколь быстро ни летали его кулаки и ноги, он никак не мог попасть в маленького даоса, который проскальзывал ему за спину и опрокидывал на землю. После третьего падения Дун Хайчуань признал себя побежденным, и встав на колени попросился в ученики. Однако тут за его спиной раздался смех, и на полянку вышел пожилой даос. Это был Би Чэнся — учитель маленького даоса, уже давно наблюдавший за схваткой. Он согласился взять Дун Хайчуаня в ученики, и четыре года обучал его искусству поворачивания ладоней в хождении по кругу.

Позднее Дун Хайчуань перебрался в Пекин, где стал слугой князя Су, который был родственником императорской семьи. Князь был большим любителем ушу, и у него постоянно бывали разные мастера. Однажды, когда князь пригласил продемонстрировать свое искусство очередного мастера, собралась большая толпа зрителей и слуга с чаем не мог пробиться к князю сквозь толпу. Чтобы выручить человека, Дун Хайчуань взял поднос с чаем и пробежал к князю по стене поверх голов. У князя глаз был наметанный, и он тут же спросил, не занимается ли тот каким-нибудь боевым искусством. Скрываться далее было невозможно, и Дун Хайчуаню пришлось все рассказать. С тех пор он открыл преподавание багуан-чжан в Пекине, откуда оно распространилось по всему Китаю.

У Дун Хайчуаня было много учеников, и каждого из них он обучал по-иному, сообразуясь с его личными особенностями. Так появились несколько различающиеся между собой ветви багуа-чжан. К настоящему времени их сохранилось три. Первая идет от Инь Фу, который был телохранителем вдовствующей императрицы Цыси, прозанимался у Дун Хайчуаня очень долгое время и считался одним из лучших бойцов своего времени. Инь Фу владел лохань-цюань (кулак архатов, один из шаолиньских стилей ушу), и поэтому в его версии багуа-чжан предпочитают вести бой на дальней дистанции, техника больше основана на ударах, шаг по кругу используют не для выхода за спину противнику, а для ухода с линии атаки и захода сбоку, при исполнении комплекса четко видны выбросы силы. Инь Фу был очень богатым человеком, именно на его деньги была сооружена стела на могиле Дун Хайчуаня с именами всех учеников.

Другим знаменитым учеником господина Дуна был Чэн Тинхуа. Родом он был из деревни Чэнцзячжуан уезда Шэнь-сянь провинции Хэбэй, в молодости прославился как крупный мастер шуайцзяо (китайская борьба). Потом он уехал на заработки в Пекин и получил прозвище «очковый Чэн», так как торговал очками в аптеке. В его версии багуа-чжан стараются как можно быстрее приблизиться к противнику и выйти ему за спину, в технике — много бросков, при исполнении комплексов стараются добиться непрерывности и скорости движений. В 1900 году, когда объединенные войска Англии, Франции, России и Германии взяли Пекин и стали грабить город, вооруженный двумя кинжалами Чэн Тинхуа и его младший брат Чэн Дяньхуа выскочили на улицу, и Тинхуа успел перерезать половину немецкого взвода прежде чем был застрелен. Дяньхуа с голыми руками сумел прорваться сквозь окружение и убежал в родную деревню, где жил до конца своих дней, преподавая багуа-чжан. Все его искусство полностью перенял четвертый сын — Чэн Юшэн.

У Чэн Юшэна много лет учился Сунь Чжицзюнь, который в настоящее время работает в научно-исследовательском отделе Пекинского завода газового оборудования. Он четыре раза в неделю преподает багуа-чжан в Восточном районе Пекина, а несколько лет назад по просьбе Пекинского университета снялся в учебном фильме «Багуа-чжан» из сериала «Китайское ушу». Этот видеофильм в настоящее время доступен в России, он есть в каталогах нескольких фирм, занимающихся рассылкой материалов по боевым искусствам.

Третья ветвь багуа-чжан идет от Лян Чжэньпу, который был одним из самых молодых учеников Дун Хайчуаня. Ли Цзымин — ученик Лян Чжэньпу — до самой своей смерти 31 декабря 1993 года в возрасте примерно 90 лет считался крупнейшим мастером багуа-чжан и одним из лучших бойцов Китая. В настоящее время его преемником является Суй Юньцзян (до встречи с Ли Цзымином уже прославившийся как крупный мастер мэйхуа-чжуан), который с 1992 по 1994 год преподавал в Москве и оставил ряд учеников в России. Известным учеником Ли Цзымина и Суй Юньцзяна является преподающий с 1992 года в Москве багуа-чжан, мэйхуа-чжуан и чэньское тайцзи-цюань Дай Чао. Характерной особенностью этой ветви багуа-чжан является наличие большого количества протыкающих и рубящих ударов.

Однако, несмотря на стилевые различия, система тренировок во всех школах багуа-чжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привыкания к контролированию своего центра тяжести. Затем изучает комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатывается восемь различных положений ладоней. После него изучается комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который еще называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней») или «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими техниками ученик может изучать более сложные комплексы («24 формы», «8 форм 8 образов», «Тайные ноги» и т.д.), технику работы в паре, владение оружием и специальную технику перемещений. Интересным упражнением является «облет девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 метра втыкаются 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе.

Все упражнения имеют несколько уровней сложности. Так по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью». Одновременно со всем этим тренирующийся занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Очень многие мастера багуа-чжан прославились своим мастерством «железной ладони» и «железной рубашки».

Багуа-чжан никогда не было армейским искусством, оно всегда было искусством индивидуального боя. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму или специфическое применение. Так, используемые в багуа-чжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья используют еще и так называемое «двухголовое змеиное копье», имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись «острия петушиной лапы» (это редкое парное оружие очень сложной формы, одну такую пару привозил в Москву Суй Юньцзян).

Изначально восемь триграмм — это восемь символических знаков. В середине схемы-круга — переплетение мужского начала ян и женского инь в форме рыб. В соответствии с восемью направлениями: на Юг, Север, Восток, Запад, Юго-Восток, Юго-Запад, Северо-Восток, Северо-Запад на одинаковом расстоянии по кругу изображены восемь знаков-триграмм, имеющих названия цянь, кунь, чжэнь, сюнь, кань, ли, гэнь, дуй. Эти восемь триграмм символизируют соответственно восемь природных явлений. 1) небо, 2) землю, 3) гром, 4) ветер, 5) воду, 6) огонь, 7) горы, 8) водное пространство. Среди них особое место занимают две триграммы: цянь — небо и кунь — земля, которые являются изначальными истоками всех природных явлений человеческого бытия.

Одновременное движением по кругу ладонь, изменяя свое положение, проходит через восемь описанных выше знаков, а высокое искусство мастера багуа в той или иной мере соответствует символическому смыслу триграмм. За каждым движением идет другое, за каждым изменением следует новое. Кстати сказано: «Мягкость и твердость взаимосоприкасаются, восемь триграмм раскачивают друг друга». Это означает, что движение не прекращается, а трансформации бесконечны. Исходя из этих философских положений и возникло название багуа-чжан, т.е. ладонь восьми триграмм. Базовая основа багуа — эго восемь основных положений ладоней: дань-хуан'-чжан, шуан-хуань-чжан, шунь-ши-чжан, бэй-шэнь-чжан, фань-шэнъ-чжан, мо-щэнь-чжан, сапь-чуань-чжан ихуэй-швнь-чжан. В разных местах эти формы передавались из поколения в поколение по-разному. В основном они были представлены восемью «звериными» школами: льва, оленя, змеи, журавля, дракона, медведя, феникса и обезьяны. Каждая из ладоней имеет восемь положений, а комбинация двух рук имеет, соответственно, 64 положения.

Кроме одиночной подготовки, в багуа есть парные упражнения и свободный спарринг, а также использование различного оружия; сабли, копья, меча, алебарды. Большой интерес приставляют такие виды оружия, как секира нежных супругов, острые куриные когти, огненное колесо Феникса, перо судьи в загробном мире и прочее оружие, почти неизвестное в других школах ушу.

Обучение в багуа разделено на три последовательные стадии.

Начальная стадия — это тренировка основных поз, азбука мастерства. Поэтому здесь не стоит торопиться. Каждый жест, каждую форму надо выполнять неторопливо, следить за правильной осанкой, перемещаться легко и плавно.

На второй стадии обучаемый развивает свои двигательные навыки, или, другими словами, осваивает способы перемещения. Главное на этом этапе — координация и согласованность движений. Используя базу, полученную на первом этапе обучения, нужно довести до совершенства вращательные движения и изменения направления. Когда ученик правильно освоит эту стадию, его перемещения уподобятся плывущему дракону и летящему фениксу.

Третья стадия заключается в тренировке изменений позиций, все переходы выполняются по собственному желанию. Внутреннее едино; разум-воля И руководит телом шэнь. Вращаться нужно легко, свободно, чередование форм следует производить по своему усмотрению, но не сдерживая ритма таолу.