Ни один из классических романов Китая не обходится без описаний боевых сцен. Однако никакой другой не сравнится в этом отношении с романом Ши Найаня «Речные заводи»

МАБУ

КУЛАК У СУНА

Ни один из классических романов Китая не обходится без описаний боевых сцен. Однако никакой другой не сравнится в этом отношении с романом Ши Найаня «Речные заводи». Хороших переводов его на европейские языки практики не существует, так как помимо отличного знания тайского для переводчика необходимо еще и понимание ушу.

Многие персонажи романа играют большую роль в исто-рии ушу. От Янь Цина выводит себя стиль яньцин-цюань (кулак Янь Цина), Лy Чжишэня считают одним из основателей стиля цзуй-цюань (кулак пьяницы), поклонники же стиля чуоцзяо (вонзающиеся стопы) считают, что первое упоминание о стиле находится именно в этом романе, в сцене боя У Суна с трактирщиком Цзян Мэньшэнем. А сцена боя У Суна со стражниками стала основой для комплексов: «Кулак У Суна с одной свободной рукой» и «У Сун разбивает оковы», причем второй из них существует в нескольких вариантах. Основаны они на следующей сцене:

«Правая рука У Суна была привязана к канге, его левая — свободна. Он достал ею привязанного к канге гуся и принялся уплетать его, не обращая внимания на стражников. Когда они прошли еще пять ли, У Сун взял второго гуся. Держа его правой рукой, он левой отрывал от него кусок за куском и весь был поглощен едой. Не прошли они и пяти ли, как оба гуся были съедены. Когда они удалились от города на девять ли, то увидел впереди двух человек с мечами в руках и кинжалами у пояса, ожидавших их на дороге. Увидев У Суна и его провожатых, они присоединились к ним и пошли с ними вместе. Вскоре У Сун заметил, что все они переглядываются между собой и понял, что готовится какая-то ловушка. Однако он и виду не подал. Так прошли они еще несколько ли, и когда приблизились к какому-то большому водоему, то увидели мостик с одной перекладиной, а за ним арку, к которой была прибита доска с тремя иероглифами: «Фэйюнь пу» — «Пруд летающих облаков». Со всех сторон простирались пруды и заводи. Прикинувшись простачком, У Сун сказал:

— Мне нужно оправиться!

Двое, что были с мечами, приблизились к нему, но в этот момент У Сун с криком так пнул одного из них, что тот кувырком полетел в воду. Второй хотел было бежать, но У Сун успел размахнуться правой ногой и спихнуть его в воду. Охранники, сопровождавшие У Суна, были до того перепуганы, что бросились прочь, а У Сун бросился вдогонку за убегавшими.

Один из охранников от страха повалился на землю. Тогда У Сун погнался за вторым и так ударил его кулаком между лопаток, что тот сразу же рухнул. После этого У Сун побежал к водоему, поднял валявшийся на берегу меч и, подскочив к охраннику, несколькими ударами прикончил его. Возвратившись к тому, который от страха валялся на земле, У Сун и с ним разделался...»

Это даже не стиль, а просто комплексы, инсценирующие данный эпизод.

Первый комплекс основан на том факте, что одна рука У Суна была привязана к канге (деревянной колодке) на шее, и потому в комплексе левая рука держится за спиной. Второй исполняется в двух вариантах. Современный спортивный вариант — это комплекс без оружия. Традиционный вариант использует тот факт, что согласно роману, убив первых двух стражников, У Сун забрал у одного из них меч и зарубил двух оставшихся. Поэтому в традиционном варианте комплекса занимающийся сначала имитирует бой держа руки вместе, словно продетые в деревянную кангу, затем ударами рук о колени имитирует разбивание канги, некоторое время имитирует обычный рукопашный поединок, а затем подбирает с пола заранее положенный в начале исполнения комплекса меч-дао и далее идет комплекс с мечом. В спортивном варианте комплекса исполняется только первая половина (до подъема меча).