Шаолиньское ушу — это традиционное название искусства рукопашного боя и способов владения оружием ШАОЛИНЬ-ЦЮАНЬ

МАБУ

ШАОЛИНЬ-ЦЮАНЬ

Шаолиньское ушу — это традиционное название искусства рукопашного боя и способов владения оружием, зародившихся или развивавшихся в монастыре Суншань Шао-линь, что расположен в китайской провинции Хэнань (административный центр — Чжэнчжоу) в уезде Дэнфэн. Шаолиньское ушу широко распространено в Китае и за его пределами, оно является одной из древнейших ветвей ушу. Согласно легендам, оно ведет свое начало от индийского проповедника буддизма Бодхидхармы (на китайском это имя было протранскрибировано как Путидамо, позднее его стали называть просто Дамо). Он прибыл в царство Северная Вэй примерно в VI веке и будучи не понятым властями удалился в этот монастырь, где и просидел девять лет в пещере лицом к стене (эта пещера до сих пор существует и служит одним из объектов посещения для туристов). Когда он, наконец, решил подняться, то оказалось, что ноги потеряли двигательную способность. Однако, используя особый комплекс упражнений, Дамо восстановил их активность, и предписал монахам в будущем сочетать практику молчаливого созерцания с физическими упражнениями. От него монахи, якобы, изучили первый комплекс шаолиньского ушу — «18 рук архатов» (архат — последователь Будды, достигший последней, четвертой ступени святости на пути к нирване — полностью освободившийся от земных желаний). Реальных свидетельств того, что Дамо преподавал ушу, не имеется, однако историческим фактом является то, что в предписанные монахам «четыре деяния» входило и «воздаяние за зло».

Другой популярной легендой о Шаолиньском монастыре является история о том, как 13 монахов спасли императора. Дело было в VII веке, когда Ли Шиминь — второй император династии Тан — спасаясь от мятежника Ван Шичуня упал в протекавшую неподалеку от монастыря реку и был спасен монахами. Тринадцать монахов решили защитить императора, и монашеский отряд, разгромив мятежников, взял Ван Шичуня в плен. Вернувшись на трон, Ли Шиминь не забыл услуги, пожаловал монастырю землю (около 250 га), разрешил монахам пить вино и есть мясо, а самому монастырю было позволено содержать особые монашеские войска.

Эта история послужила основой для снятого в 1980 году в КНР знаменитого фильма «Шаолиньский монастырь», в котором монахов и наставников Шаолиня сыграли Ли Ляньц-зэ, Цю Цзяньго, Юй Хай и другие члены сборной КНР по ушу и чемпионы Китая (как говорили потом, «Брюс Ли показал миру, что китайцы тоже умеют драться, а Ли Ляньцзэ продемонстрировал, как они это делают на самом деле»). Ли Ляньцзэ после этого фильма стал всемирно известен, снялся в большом количестве боевиков кунфу, а впоследствии получил приглашение на должность тренера сборной США по ушу, где и работает в настоящее время. Кстати, одного из генералов Ван Шичуня сыграл в этом фильме Пань Цинфу, главный тренер сборной провинции Хунань, прославившийся позднее среди любителей восточных видеобоевиков тем, как он сыграл сам себя в фильме «Сталь и шелк» («Iron & Silk»).

Однако первые исторически подтвержденные сведения о том, что в Шаолиньском монастыре есть свой особенный стиль ушу, относятся только к началу периода правления в Китае монгольской династии Юань. В XIII веке в монастыре появился монах по имени Цзюэюань. Он ушел из родных мест с единственной целью — постичь тайны искусства шаолиньских бойцов. Однако несмотря на занятия у лучших наставников, он пришел к выводу, что уровень шаолиньского ушу вовсе не соответствует тому, о котором говорят легенды. Решив найти настоящих мастеров, он отправился на поиски. В Ланьчжоу он помог отбиться от разбойников некоему Ли Соу. Узнав о цели странствий Цзюэюаня, Ли Соу рассказал, что в Лояне (тогдашняя столица Китая) есть человек по имени Бай Юнфэн, который знает тайные шаолиньские традиции. Вместе с сыном Ли Соу (позднее принявшим монашеское имя Дэнхуэй) и Бай Юнфэном все четверо вернулись в монастырь. Там они много лет перерабатывали имеющиеся техники, привнося в них все, казавшееся им рациональным и разумным. Так на основе «18 рук архатов» Цзюэюань создал комплекс «72 руки» (в настоящее время в Шаолине существует парный комплекс «72 приема Цзюэюаня»), который потом был дополнен до 170 приемов. Бай Юнфэн разработал систему «боя пяти животных» — тигра, леопарда, дракона, змеи и журавля.

Шаолиньский монастырь простоял до 1928 года. 20-е годы нашего века вошли в историю Китая под названием «правление милитаристов», когда каждый, кто имел хоть какую-нибудь военную силу (от группы армий до батальона) объявил себя полновластным властелином какой-либо территории (от нескольких провинций до одной деревни). Все они вели сложную военно-политическую борьбу за увеличение своих владений, и в перспективе — за контроль над всем Китаем, то объединяясь в клики, то вновь нарушая договоры и союзы. В 1928 году место, где находится монастырь, стало полем боя, и монастырь был уничтожен страшнейшим пожаром за всю его многовековую историю. Согласно хроникам, огонь бушевал 40 дней, монастырь выгорел дотла. Монахи разбрелись по окрестным деревням, часть вернулась в мир. Некоторые пошли в армию к милитаристам, где благодаря своему знанию боевых искусств быстро выбивались на командные посты. В годы Второй мировой войны приходилось монахам воевать и в партизанских отрядах. Наверное самую головокружительную карьеру сделал Сюй Шию (монашеское имя Юнян), который вступив в компартию дослужился до должности командующего Гуанчжоуским военным округом и стал одним из сподвижников Мао Цзэдуна.

Монастырь так и находился в руинах до 1970 года, когда о своем намерении посетить знаменитый храм заявил японец Со Досин, объявивший себя преемником шаолиньской традиции, якобы переданной ему незадолго до войны в Китае каким-то из монахов (история, честно говоря, очень и очень сомнительная, но по политическим соображениям в Китае обычно предпочитают называть то, чем занимаются в «Японском союзе сёриндзи кэмпо», японским вариантом шаолиньского ушу). Тогда правительство срочно выделило крупную сумму на восстановление монастыря и собрало уцелевших монахов (точнее тех, кто захотел вернуться в монастырь).

В настоящее время монастырь Суншань Шаолинь является прежде всего крупным туристским центром. Вокруг него кормится большое количество школ ушу, никакого отношения к монастырю не имеющих. Обычно они делают деньги на доверчивых иностранцах, которые всерьез готовы выкладывать по 20 долларов в день за то, чтобы после двухнедельных тренировок получить сертификат о том, что они «изучали настоящее шаолиньское ушу».

Одним из самых известных заведений такого рода является Международная академия шаолиньского ушу. Возглавляет ее Ван Чанцин (обычно предпочитающий подписываться монашеским именем Дэцянь), который в свое время несколько лет изучал в Шаолине традиционную медицину — пс ушу! Затем он начал издавать от своего имени материалы 11 июлиньских архивов, даже не позаботившись хоть чуть-чуть упорядочить разнородные тексты и придать им подобие какой-то системы (для сравнения: люди, действительно обучившиеся истинному шаолиньскому ушу издавали за всю с ною жизнь две-три, от силы пять книг, Дэцянь же за последние 15 лет издал что-то около 30 или 40 книг).


Есть рядом с монастырем и спортивный институт шао-линьского ушу, выпускники которого разъезжают в монашеских одеждах по всему миру, давая показательные выступления. В этих условиях многие истинные мастера покидают монастырь, предпочитая открывать свои собственные институты шаолиньского ушу в других городах и даже других провинциях КНР (так например, преемник Дэгэня — хранителя традиции стиля шаолинь лохань-цюань (шаолиньский кулак архатов) — открыл свой институт в Кайфэне, в самом же Ша-олине в настоящее время этим одним из классических монастырских стилей не владеет никто). Однако это не означает что в самом монастыре мастеров уже не осталось — еще имеются. Из современных самым известным является Дэян. Живы и некоторые из стариков — Дэчань, например, благодаря усилиям которого велось восстановление монастыря в начале 70-х (и которого А.А.Маслов почему-то упорно именует «умершим в 1982»). Уже много лет остро стоит проблема настоятеля, который, согласно традиции, должен и ушу хорошо владеть, и в буддизме разбираться. Уже давно такого не находится. Конечно, кто-то монастырем руководит постоянно (в настоящее время — Суси), но настоятелем его не называют, он, так сказать, «и.о.».

В шаолиньском ушу есть как стили внутренней работы, где главное — мягкость, так и стили внешней работы, наполненные жесткой силой. К настоящему времени стилей внешней работы — подавляющее большинство. Внутреннюю и внешнюю работу различают по специфике искусства, вне зависимости от школы. Если в основном тренируют «мышцы, кожу и кости» — это внешняя работа, если «цзин, ци и шэнь» — это внутренняя работа.

Очень трудно определить, какие стили следует относить к шаолиньским, ибо в разных концах Китая существуют стили, занимающиеся которыми свято уверены, что стиль идет чуть ли не от самого Бодхидхармы (например, в Дэнфэне (административный центр одноименного уезда) вам покажут комплекс лао хун-цюань (старый хун-цюань), абсолютно неизвестный в Шаолине). Сейчас к шаолиньским стилям обычно относят (1) стили практиковавшиеся и практикующиеся в монастыре постоянно (как, например, хунцюань, с которого обычно и начинают изучать шаолиньцюань) и (2) стили, носители традиций которых проживают в настоящее время вне монастыря, но шаолиньское происхождение которых несомненно (это упоминавшийся ранее лоханъ-цю-ань, или шаолинь каньцзя-цюань (шаолиньский домашний стиль), хранителем которого был ушедший впоследствии в мир Суфа.

В настоящее время к таолу шаолиньского кулачного искусства с уверенностью можно отнести (помимо вышеупомянутых) следующие: сяо хунцюань (малый хуньцюань), да хунцюань (большой хунцюань — 3 комплекса), паоцюань (пушечный кулак), чжаоянцюань (кулак обращенный к солнцу), мэйхуацюань (кулак сливы мэйхуа), тунбицюань (кулак пронзающих рук), цзиньганцюань (алмазный кулак), синьиба (захват сердца и мысли) и ряд других. В парные таолу входят люхэцюань (кулак шести соединений), ухэцюань (кулак пяти соединений), «72приема Цзюэюаня» и другие. Основные виды оружия: шест, копье, широкий меч-дао, прямой меч-цзянь, пернач, крюк тигриной головы, серп для травы, лопата с полумесяцем, девятизвенный хлыст, трехсекционный цеп, кинжал, алебарда-цзи, трезубец. К смешанным таолу относятся «с голыми руками против широкого меча», «с голыми руками против копья», «с голыми руками против кинжала», «алебарда против копья», «широкий меч против копья», «шест против копья», «серп для травы против копья», «пара широких мечей против копья», «шест высотой до бровей против копья», «костыль против копья», «костыль против шеста высотой до бровей», «девятизвенный хлыст против шеста», «пернач с хлыстом против копья», «цеп против копья» и многие другие.

Помимо всего этого в шаолиньском ушу есть методики циньна (болевых захватов, заломов, удушений и т.п.), специальные методы боя на короткой дистанции, трактат «Ицзинь-цзин» («Канон изменений в мышцах») и множество методов жесткой и мягкой наработки.

Специфическая манера шаолиньского ушу состоит в том, что подъемы и опускания, наступления и отступления происходят по одной линии, подъемы поперечные — опускания продольные. Так как шаолиньское ушу утверждалось в боях, там считают, что атака и защита должны происходить фронтально или с боковой стороны, незачем тратить силы и ходить кругами. Бытует поговорка: «кулак бьет на пространстве где может улечься корова». Это означает, что в бою наступления и отступления делаются на два-три шага, поэтому при занятиях шаолиньским ушу нет ограничений по площадке и оборудованию.

Кроме того, в шаолиньском ушу при ударах кулаком (ладонью) рука согнута в локте — и в то же время не согнута, выпрямлена — и в то же время не выпрямлена, это тоже вызвано необходимостями реального боя. Рука слишком выпрямилась — не остается сил на возвращение, и если сильный противник схватил ее, то сможет причинить вред; если рука слишком согнута — то может не достать до цели.

В шаолиньском кулачном искусстве требуется согласованное использование трех внутренних координаций (сердца и мысли, мысли и ци, ци и силы) и трех внешних координаций (кистей и стоп, локтей и коленей, плеч и бедер). Манера ша-олиньских кулачных методов такова: движешься — подобен ветру, стоишь — подобен вбитому гвоздю, тяжел — словно железо, легок — словно листок, защищаешься — словно девственница, нападаешь — как свирепый тигр. Есть поговорка: «у кулака есть форма, у удара нет формы». Ее смысл в том, что кулак при тренировке таолу увидеть можно, но в реальной схватке из-за молниеносной скорости трудно разглядеть его форму. Правило кулачного искусства гласит: «нет приемов и блоков — будет лишь один удар, появились приемы и блоки — ударов будет несколько десятков».

К прикладным методам также относятся правила «внешне свиреп — внутри спокоен», «поднять шум на востоке и атаковать с запада», «указать вверх и ударить вниз», «пустое и полное используются параллельно», «есть методы для инь, есть методы для ян». Движения мощные и ловкие, смысл глубокий — и выражен просто. Сила используется ловко, и в изобилии содержит реактивность, в жестком встречается мягкое, в мягком встречается жесткое, жесткое и мягкое помогают друг другу.

Шаолинь-цюань характеризуется шестью иероглифами: наработка, соответствие, храбрость, быстрота, свирепость и подлинность.

«Наработка» означает, что мастерство должно быть совершенным. Как гласит поговорка, «кулак бьет тысячу раз, а корпус движется естественно». В действиях кулаками нужно, чтобы проникновение в суть достигало сверхъестественности, чтобы была живая маневренность, нужно демонстрировать «один прием на одну позицию», в атаке есть защита, в защите есть атака. «Соответствие»: ци должно двигаться в соответствии с делаемым, защиты должны согласовываться с атаками помогая силе и следуя форме, не нужно входить в лобовое столкновение с надвигающимся приемом, четырьмя лянами можно извлечь тысячу цзиней. «Храбрость» — это решительность. Появилась возможность — и атакуешь без колебаний. «Быстрота» — это скорость. В движении подобен убегающему зайцу, окидываешь взглядом — будто летящий лебедь. « Свирепость» означает, что в движениях должна быть сила. «Подлинность» — это означает, что не надо тренировать красивых пустых движений; прием за приемом, форма за формой. Если не удар — то защита, но в защите есть удар, в ударе есть защита.

При этом в шаолиньском ушу обращают огромное внимание на трансформации пустого и полного, в стратегии прорабатывают принцип «встречаешь жесткое мягкой трансформацией, встречаешь мягкое жестким наступлением». В закалке основным методом является «столбовое настаиваиие», в который входят столбовое настаивание в позиции мацу, на столбах знаков «цзы» и «у», на столбах сливы мэйхуа. «Столбовое настаивание» — база шаолиньского кулачного искусства, важнейший способ тренировки силы ног и регулирования дыхания. Натренировал «столбовое настаива-иие» — и в движениях будешь устойчивым словно гора Тай-шань.

Особенности стиля Шаолинь-цюань обобщены в следующих строках: «двигаться, как водяной вал; быть спокойным, как горная вершина; вскакивать, как обезьяна; падать как сорока; стоять, как петух; быть стройным, как сосна; вращаться, как колесо; изгибаться, как лук; быть быстрым, как ветер; стойким, как сокол; легким, как лист; тяжелым, как железо; беречься, как девственница; нападать, как свирепый тигр».