Образования школы Индры. Было солнечное утро, солнце начинало

МАБУ

ЛЕГЕНДОЙ ОБРАЗОВЙНИЯ ШКОЛЫ ПО ТЕХНИКЕ ИНДРЫ

Было солнечное утро, солнце начинало пригревать, и люди в городе старались укрыться в тени домов и деревьев. На базарной площади стояло лишь несколько торговцев. Неподалёку от них на земле сидел мальчик лет 14 и плакал.

Цин Ху плакал не столько от побоев, сколько от обиды. Сегодня он, как обычно, просил милостыню, как вдруг попался на глаза какому-то человеку, которого несли на носилках с красным верхом слуги. Чиновник показал пальцем на Цин Ху и что-то сказал слугам. Двое из них бросились к подростку и стали бить его, а затем отобрали деньги и ушли вместе со злым чиновником. Мальчик плакал и думал: «Неужели бог не видит всех и несправедливостей, творимых на земле. Почему он не защитит слабых, не накажет жестоких".» Если бы Цин Ху был сильным и смелым воином! Уж он отомстил всем им за мать, отца и двух братьев которых убили богатые чиновники и солдаты. Цин Ху и не заметил, как к нему подошел старик с длинной белой бородой и посохом в руках. Он ничего не сказал Цин Ху, а только посмотрел ему в глаза. И произошло чудо. Цин Ху потом долго не мог понять, что сделал старик. Рана на лбу у мальчика перестала болеть, а разбитый нос больше не саднил и из него не текла кровь. Царапины на руках пропали, будто их и не было. Старик улыбнулся, взял Цин Ху за руку и повел за собой. Шли долго, очень долго. Цин Ху никогда не был за городом, а тем более в горах. На все вопросы, которые Цин Ху задавал старику, тот только улыбался. И - удивительное дело - Цин Ху ни о чем не думал, не беспокоился о том, что идет неизвестно куда и зачем. С этим стариком мальчик чувствовал себя спокойным и почему-то счастливым. Так хорошо ему было только с матерью и отцом. Дорога попетляла среди круч, то отвесно уходила вверх. Наконец Цин Ху в долине, что открылась его взгляду, увидел крыши зданий. Мальчик и старик спустились вниз только ночью. Строение, которое видел с горы Цин Ху оказалось храмом. Но Цин Ху удивило то, что в храме и вокруг него не было ни одного человека. Мокрая капля упала на нос Цин Ху и привела его в себя. Он сидел на ступенях, ведущих в храм, а старика, который привел его сюда, нигде не было. Цин Ху долго звал его, на его крики не откликались даже птицы. Неожиданно начался дождь. Целые потоки воды рушились на землю, все это сопровождалось такой грозой какой Цин Ху не видел за свою жизнь. Белые молнии сверкали так, что глазам было больно смотреть, а гром грохотал, десятки тысяч барабанов. Цин Ху не испугался всего этого. Он почему-то был спокоен и чувствовал себя как дома. Он уже весь вымок, когда решил подняться по лестнице в храм. Там было сухо и приятно пахло благовониями воскурениями. В храме был полумрак, только несколько свечей горело перед изображениями и изваяниями богов. Цин Ху их не знал раньше он их никогда не видел, но поклонился им, как учил его отец. Посреди храма стояла огромная статуя красивого бога с луком и стрелами, в руке он держал молнию. Цин Ху почувствовал, как что-то медленно и неумолимо притягивает его к статуе. Он хотел этому воспротивиться, но не смог. Подошел к статуе, посмотрел ей в глаза, и вдруг хлестки удар свалил его. Удар был нанесен не в тело, скорее, он бил прямо в душу, сердце. Цин Ху медленно осел на пол погрузился в сон. Проснулся он от того, что солнечный луч пробился в проем двери и щекотал ему носу. Он встал, огляделся. Цин Ху помнил, как пришел в этот храм, но из того, что произошло с ним дальше, он больше ничего не помнил. Цин Ху вышел во двор храма и склонился над источником, чтобы утолить жажду, но отшатнулся от него как от огня. На него из воды смотрело лицо мужчины в одежде монаха. Цин Ху осмотрел себя и на мгновение потерял дар речи. Это был не он, а взрослый мужчина, который, по-видимому, был настоятелем монастыря, так как у него в руке был посох настоятеля, которого он раньше не заметил. Да и вообще Цин Ху ощущал, что его тело - уже не его тело. Он чувствовал, что в голове у него мозги, словно у тысячи мудрецов. Он сам задавал себе вопросы, и сам на них отвечал. Удивлялся своей, а может и не своей - мудрости. В нем жил Цин Ху, и одновременно это был монах, знающий Великую Истину.

И этот монах говорит ему, что нужно отказаться от себя, и довериться богу, нужно дать людям истину, которую Цин Ху подарил бог. И чем больше монах говорил об этом, тем больше Цин Ху чувствовал себя этим монахом. Цин Ху не заметил за своими размышлениями, как сзади к нему подошли монахи и почтительно склонились перед ним. Один из них, самый старший, подошел к Цин Ху и сказал: «Мы пришли, учитель, веди нас за собой». Но Цин Ху видел не его, он видел старика, который привел его в храм. Старик сказал Цин Ху: «Ты должен передать им знания, данные тебе богом. Научи их всему, что знаешь сам, так повелел Господь». Старик пропал, а Цин Ху еще долго стоял и смотрел вдаль. Затем позвал монахов и повел их в храм, чтобы выразить господу свое почтение и уважение.